Совместный проект по увеличению эффективности работы предприятий
Тематические издания
Получение и продвижение информации
Тематические выставки
Новости
г. Форум "Передовые технологии России" Подписка на новости Поиск на сайте
НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ, ДОСТУПНЫЕ ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ, ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫХ В СИСТЕМЕ АБОНЕНТСКОГО ОБСЛУЖИВАНИЯРегистрация...

Перспективы участия России в международном рынке наукоемкой продукции.

Главная страница        >> Наука + промышленность: проблемы и перспективы Материалы 2001 - 2002 г.г.

Е. А. Федосов     Начальник ГосНИИАС, академик РАН.




Сегодня основные эволюционные процессы обусловлены главным образом развитием высоких технологий. Собственно, каждая историческая эпоха связана с технологическим обновлением: B XIX веке были созданы паровые машины, давшие начало индустриальному производству, XX век привнес электричество и характеризовался электрификацией всех производств. XXI век, на пороге которого мы стоим, также будет характеризоваться качественно новым скачком в области наукоемких технологий.

Но если открытия Фарадея в области электромеханики и электродинамики были реализованы на практике только через 50 лет, то в наше время результаты фундаментальных исследований необычайно быстро преобразуются в конкретные технологические направления. К примеру, открытия в области физики твердого тела и химии сверхчистых материалов буквально за несколько лет воплотились в технологиях микроэлектроники, в частности, в создании жидкокристалличеких экранов.

В совокупности, все новые инструментальные решения в микроэлектронике, оптоэлектронике, радиоэлектронике, компьютерной технике позволяют сделать прорыв в области информационных технологий, создающих принципиально новый способ организации жизни общества……

Для того чтобы сформировать такой технологический скачок, необходимы значительные финансовые ресурсы. Например, создание современного микроэлектронного предприятия требует вложения от 2 до 5 млрд. долларов. Даже крупнейшие американские и японские корпорации вряд ли смогут самостоятельно профинансировать такой проект. Это дает стимул интеграции. В течение последних 5-6 лет мы наблюдаем трансформацию американского и европейского наукоемкого рынка, протекающую в нарушение антитрестовских законов и абсолютно нарушающую принципы свободной конкуренции. В авиационной отрасли США осталось только две фирмы - Boeing и Lockheed-Martin, причем Boeing сосредоточился на выпуске пассажирских и транспортных самолетов, а Lockheed концентрируется на боевой авиатехнике. В Европе вообще предпринимается попытка создания единой авиационной корпорации.

Данные процессы глобализации, проходящие при активном государственном участии, в корне меняют представление о рынке как о саморегулируемой системе: уже не рынок формирует экономику, а сами корпорации формируют рынок и соответственно экономику.

Фирма Boeing создает целую среду для своих самолетов, включающую систему управления воздушным движением, систему обслуживания пассажиров, системы бронирования и продажи билетов. Фактически, создается глобальный транспортный процесс, ориентированный на эксплуатацию конкретных самолетов. На основе этого процесса разрабатываются международные нормативы и стандарты, обязательные для всех его субъектов. В итоге остальные страны должны либо войти в систему, построенную корпорацией Boeing, либо они выпадают из рынка, т. к. их самолеты не вписываются в мировой транспортный процесс. Это пример того, как технология формирует рынок, а не наоборот…..

На фоне упомянутых процессов глобальной интеграции мне представляется весьма опасной тенденция к преувеличению значимости рыночных механизмов в экономике страны. Разработанная либеральными экономистами стратегия развития России нацелена на устаревшую модель свободного рынка - модель XX века, а страна должна входить в новый век с адекватными экономическими ориентирами.

Мы должны выходить на рынок не со слитками титана и грубым прокатом. Ведущие западные страны стремятся разместить производство данных видов продукции на периферии мирового развития, поскольку эти процессы экологически грязные и негативно влияют на общее качество жизни населения. Даже первичная механическая обработка в виде фрезерования, токарных работ отдается странам третьего мира.

Сегодня основой становится интеллектуальный капитал, преумножаемый через финансирование образования, науки, культуры, здравоохранения. Более того, государство управляет потоками капитала, направляя их в прорывные технологические направления. Существуют специальные правительственные программы, финансирующие новейшие технологии, т. к. не все частные корпорации готовы вкладывать средства в рисковые проекты с неопределенным результатом.

В США сформирована программа финансирования критических технологий, которая пересматривается каждые два года. При этом 70% проектов программы связаны с ракетно-космической отраслью - наиболее капитало- и наукоемкой. Хотя США довольно сильны в автомобилестроении, электронике, информационных технологиях, но эти отрасли не получают таких средств. Это означает, что государство имеет определенную стратегию, поскольку именно космические технологии будут в будущем обеспечивать глобальные транспортные и информационные потоки, и лидерство в космосе принесет колоссальный доход. Та же самая Международная Космическая Станция - это не просто исследовательский проект, а площадка для продвижения новых технологий, которые уже в ближайшем десятилетии будут иметь сугубо прикладное значение.

Если говорить о сегодняшнем технологическом облике России, необходимо вспомнить, в чем был силен Советский Союз на мировом рынке наукоемкой продукции. Опираясь на технологии середины XX столетия, мы занимали неплохие позиции в авиации (каждый второй самолет и вертолет в мире были выпущены в СССР), космосе, атомной энергетике, тяжелом машиностроении. Достаточно вспомнить, что кузнечный пресс в Тулузе, штампующий панели для самолетов Airbus Industrie, произведен в СССР. Благодаря этим технологиям мы сейчас сохраняем позиции на мировом рынке вооружений - боевые самолеты, системы ПВО, подводные лодки, стрелковое оружие. Но еще раз напомню, что все эти достижения основаны на технологическом прорыве, достигнутом в послевоенное время.

Говоря о современной России, мы вынуждены констатировать, что наши позиции очень ослаблены. На мировом рынке наукоемкой продукции за нами осталось 0,3%. В космосе мы уступаем США и по числу спутников, и по качеству выпускаемой техники, преимущества остались только по ракетоносителям. Продолжаем удерживать лидерство в ядерных технологиях. Но в целом, наша страна практически вытеснена из высокотехнологичной ниши мировой экономики.

Вторая опасная тенденция - утечка интеллектуального потенциала. Несмотря на критику отечественной системы подготовки кадров, СССР объективно характеризовался высокообразованной инженерной средой. С внедрением автоматизированных линий и производств понятие рабочего как придатка к действующему механизму исчерпало себя. Его место заменяет хорошо подготовленный и технически образованный специалист, способный управлять сложными промышленными системами, каким является инженер. Поэтому ориентация Советского Союза на создание многочисленного слоя инженерно-технических работников была в принципе верной.

Мы должны поставить цель - вернуться в клуб высокотехнологичных стран, и Россия это сделать может.

Во-первых, у нас еще не утеряна высшая школа. Основные вузы - МГУ, МГТУ им. Баумана, МИФИ, МФТИ, МЭИ, МАИ готовят инженеров, квалификация которых соответствует и даже превышает мировые стандарты. Международный информационный обмен позволяет студентам знакомиться с новейшими технологическими достижениями. Во-вторых, сохранились и научные школы в фундаментальных науках.

По моему мнению, дальнейший путь развития России зависит исключительно от политической воли и стратегии правительства. Если ориентироваться на наукоемкий путь развития, то все предпосылки для этого есть.

Говоря о технологическом будущем страны, нам видимо придется избавиться от стремления к глобальному лидерству во всех направлениях. Придерживаясь принципов разумного международного сотрудничества и разделения труда, Россия должна выбрать свои ниши на рынке, в которых попытаться взять реванш, или создать совершенно новую нишу.

Достаточно напомнить о разделении сфер интересов между США и Японией в области компьютерной техники. США полностью свернули работы в области матричных структур (системы памяти, жидкокристаллические экраны), отдав это направление Японии. В свою очередь, Япония признала неоспоримое лидерство американцев в разработке микропроцессоров.

Такие отрасли как космос, авиация, ядерная энергетика более инерционны в технологическом плане, и в этих направлениях мы вполне могли бы достойно выступить. Еще одна потенциальная ниша - информационные технологии. В свое время, не имея современной компьютерной техники и доступа к мировым информационным ресурсам, российские ученые создавали неплохие программные комплексы, решая сложные информационные задачи на малоресурсных вычислительных средах. Эта математическая школа сохранилась. Но у нас не налажена технология создания полноценного программного продукта, мы не умеем продавать. В российской науке есть и собственные уникальные направления, как, например, работы школы академика Прохорова по созданию световолокон, устраняющих потери в оптоволоконных линиях.

Что касается аппаратных средств - компьютерной техники, телекоммуникационного оборудования - здесь наши позиции слабее, т. к. вся техника основана на микроэлектронике, где наше отставание от мирового уровня уже непреодолимо. Хотя в области производства самых простых элементов - сопротивление, индуктивность, емкость, выпуск которых прекращен, - мы могли бы конкурировать с Китаем.

Говоря об интеллектуальном капитале, нельзя забывать о финансовой составляющей стратегии технологического развития. Навязываемый нам тезис об ответственности государства за финансирование только фундаментальных исследований глубоко ошибочен. В США фундаментальная наука сосредоточена в университетах, финансируемых местными бюджетами штатов. Федеральный бюджет выделяет свои средства как раз на прикладные исследования, в процессе которых на базе фундаментальных результатов создаются принципиально новые технологии. В частности, это программы НАСА. Корпорации выступают в роли инвесторов уже на этапе оснащения технологическим процессом конкретного производства.

Надежды на российский частный капитал как источник финансирования технологического развития практически нет. По моему мнению, в стране отсутствует рынок инвестиционного капитала, на котором предприятия могли быть привлекать средства.

Отечественная программа "Национальная технологическая база" рассчитана до 2005 года, в отличие от других подобных программ она не закрыта. Для выполнения поставленных задач требуется финансирование в размере нескольких сот миллионов рублей ежегодно. В бюджетной заявке Министерства экономического развития на 2001 год на Программу отведено 30 млн. рублей. Есть информация, что в виду наличия финансовых резервов к третьему чтению Закона о бюджете она увеличена до 100 млн. рублей. Напомню, что Программа предполагает поиск новых технологических результатов, но не оснащение конкретных производств.

К 2002 году Правительство планирует провести ревизию всех федеральных программ, которых на текущий момент насчитывается 140, и свести их к 3-4 концентрированным программам. Целесообразно было бы сохранить "Национальную технологическую базу", расширив ее путем включения в нее программ по гражданской авиации, электронике, оптоэлектронике. Если такой вариант будет утвержден и программа станет глобальной, необходимо продумать систему ее управления - через конкурсы технологических проектов, организуемых дирекцией, в которую бы вошли ведущие ученые, эксперты и управленцы.

Привлечение иностранных инвестиций в наукоемкий сектор наряду с участием в международных исследовательских и производственных проектах осложняется целым рядом факторов. С нашей стороны - это низкая платежеспособность, беспрецедентная бюрократия и коррупция. С их стороны - незаинтересованность в появлении конкурентов в лице российских предприятий, откровенная русофобия. Для улучшения позиций на международном рынке в качестве экспортера или участника кооперации необходим системный подход на уровне Правительства, включающий принятие адекватной правовой базы, формирование стабильной системы управления, вхождение в международную систему стандартов и обеспечения качества, внедрение технологий САПР и логистических систем.

Пока же благоприятными для российского наукоемкого экспорта являются только те страны, где традиционно было сильно наше политическое влияние - Китай, Индия, страны Ближнего Востока. В качестве перспективных партнеров можно рассматривать Тайвань, Южную Корею, Малайзию, Таиланд. Кроме того, по моему личному убеждению, всегда будут тяготеть к России Франция и Германия.

Как всякое международное мероприятие, Форум является основной формой информационного обмена, позволяющего устанавливать новые контакты, демонстрировать отдельные технические и технологические решения.


 

 Последние поступления

Поиск на сайте

Направить запрос

Абонементное обслуживание

Главная страница        >> Наука + промышленность: проблемы и перспективы Материалы 2001 - 2002 г.г.

Наверх