Совместный проект по увеличению эффективности работы предприятий
Тематические издания
Получение и продвижение информации
Тематические выставки
Новости
г. Форум "Передовые технологии России" Подписка на новости Поиск на сайте
НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ, ДОСТУПНЫЕ ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ, ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫХ В СИСТЕМЕ АБОНЕНТСКОГО ОБСЛУЖИВАНИЯРегистрация...

Основные проблемы коммерциализации интеллектуальной собственности России в условиях глобализации мировой рыночной экономики

Главная страница        >> Инвестиционная политика и наукоёмкое производство Материалы 2003 - 2004 г.г.

В.В. Овчинников, д.т.н., д.э.н., профессор Цюрихского университета,
Член координационного Совета 14 Комиссии Центра глобальных индустрий Всемирного экономического Форума в Давосе, Глобальный консультант, Независимый системный консультант Консорциума "Независимый инвестиционно-стратегический Центр"


Прежде всего, определимся с предметом исследований, а именно, с интеллектуальной собственностью. Под последней понимают результаты, достигнутые с помощью процессов интеллектуальной деятельности, облаченные в определенную правовую форму и являющиеся объектом исключительных прав. Эти результаты могут быть сами по себе объектом сделки, залога и источником дохода.

Как правило, интеллектуальная собственность создается в два этапа. На первом этапе создается сама собственность как инструмент разработки новых технологий или продуктов. На втором этапе собственность доводится до коммерческого результата. Если на первом этапе не требуется больших затрат и коллектив специалистов чаще всего решит эту проблему, то на втором этапе нужно привлекать значительные финансовые ресурсы для создания коммерческого продукта.

Часто найти необходимые финансы для реализации проекта можно только, имея интеллектуальную собственность (ИС) на балансе в виде нематериального актива. Каждая страна, имеющая высокий потенциал и реальные возможности наращивать конкурентоспособность своей экономики, обычно активно участвует в финансировании проектов по переводу ИС на баланс предприятий, которая в этом случае составляет весомую долю ВВП страны.

Пренебрежение государством этими проблемами ему дорого обходится. Для примера, недостаточное финансирование проектов, связанных с использованием интеллектуальной собственности как основы для новых коммерческих продуктов, в России привело к тому, что она опустилась по международному рейтингу текущей и перспективной конкурентоспособности ООН с 24 места в 1998 году на 70 место в 2003 году. К сожалению, существует большая вероятность того, что это падение будет продолжаться.

Для молодого поколения эти проблемы имеют особо важное значение, поскольку здесь больше возможностей по увеличению капитала из интеллектуальной собственности, нежели из других традиционных источников, доступа к которым молодежи добиться несравненно сложнее. Однако, несмотря на эти преимущества, интеллектуальная собственность в РФ не находит должного распространения как некоторый нематериальный актив, способный увеличить капитализацию предприятия. Попробуем разобраться, в чем тут дело.

В российском законодательстве правовые и экономические отношения, связанные с интеллектуальной собственностью (ИС), регулирует комплекс законов и подзаконных актов. Это прежде всего Патентный закон РФ, Закон РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах", Закон "О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных", Закон РФ "О техническом регулировании" и так далее. В этом правовом пространстве, если у предприятия (или физического лица) есть патент, оно обладает всем арсеналом исключительных прав на интеллектуальную собственность и может сразу включать свою интеллектуальную собственность в хозяйственный оборот, продавая лицензии, переуступая патент, вне зависимости, отражен он на балансе предприятия или нет. Все дело в сложности и стоимости бухгалтерского учета, обслуживания интеллектуальной собственности в качестве актива организации.

Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) использует в своей деятельности основные стандарты, снижающие сложность и стоимость обслуживания, налоговые риски и позволяющие создать высокую добавленную стоимость активов из интеллектуальной собственности. Эти стандарты рекомендованы к применению Генеральными соглашениями по интеллектуальной собственности Всемирной торговой организации (ВТО). Они (стандарты) трактуют понятия ИС более широко и рассматривают ИС в качестве залога, других нематериальных активов, не требующих значительных налоговых последствий и других дополнительных затрат. Для молодых предпринимателей из быстроразвивающихся небольших компаний в развитых странах нематериальные активы из интеллектуальной собственности служат трамплином для развития бизнеса и быстрой капитализации. В этих странах законодательство работает на минимизацию налоговых рисков подобных активов, а следовательно, предоставляет молодому поколению предпринимателей неизмеримо большие возможности творчества по сравнению с их российскими сверстниками. Именно последнее обстоятельство препятствует развитию нематериальных активов в РФ на основе интеллектуальной собственности.

Многие зарубежные компании сегодня интенсивно наращивают нематериальные активы из ИС. Это происходит вследствие того, что основная часть внеоборотных активов быстро устаревает физически и морально. ИС можно использовать многократно без дополнительных больших вложений оборотных средств, применять на собственном производстве, передавать права на их использование по лицензионным соглашениям.

Основу процессов создания интеллектуальной собственности образуют инновации. К ним относят нововведения, преобразования в экономике, технике, социальной и иных областях, способствующие созданию интеллектуальной собственности. Эти нововведения определяют научно-технический прогресс страны и связаны с новыми идеями, изобретениями, открытиями и так далее. В свою очередь, научно-технический прогресс в стране в условиях глобализации мировой рыночной экономики зависит от того, насколько правильно эта страна выбрала нишу в международном распределении труда по применению инновационных процессов, результатами которых являются продукты интеллектуальной собственности.

При этом инновационный процесс определяет, как страна вписывается в мировую рыночную экономику: на основе разработанной с учетом ее интересов экономической политики. Хуже, когда этот процесс представляет собой хаотичную фрагментарную интеграцию отдельных инновационных процессов и их результатов в общемировые процессы с учетом эгоистичных интересов определенных финансово-промышленных групп, стремящихся убрать с рынка конкурентов при полном бездействии власти.

Ярким примером является встраивание процессов энергетического и сырьевого секторов экономики РФ в общемировые процессы фрагментарно и неэффективно с точки зрения получения высокой добавленной стоимости продукции на внешних рынках, К этому можно добавить скупку рядом российских предпринимателей проблемных активов за рубежом на выручку от продажи высокорентабельных российских активов, что вызывает самое негативное отношение как российских, так и иностранных инвесторов к российскому бизнесу.

Вопрос об интеллектуальной собственности в России сейчас сводится к следующему: будет ли Россия существовать как страна с собственными полноценными нематериальными активами из интеллектуальной собственности, создающими высокую добавленную стоимость и долю в национальном валовом внутреннем продукте (ВВП), как это успешно делают Китай и Индия, значительно повышающими ее капитализацию, или ее отдельные куски станут объектом внешнего управления со стороны государств, где рыночная экономика уже состоялась (как это делается в самых отсталых странах в Африке и Латинской Америке). Для того, чтобы избежать последнего варианта нужно практически с нуля создать совершенно новую нематериальную экономику, где правят бал право и интеллектуальная собственность, связанные с производством продуктов научно-технического прогресса.

При этом право означает функциональную завершенность правоустанавливающих процессов защиты интеллектуальной собственности в различных странах (защиты с помощью указанных выше Законов РФ), на что и должны быть направлены усилия созданных в результате осмысленной экономической политики инновационных процессов. Сама интеллектуальная собственность как нематериальный актив является предметом торга между участниками рынка, но в то же время создается для роста текущей и перспективной конкурентоспособности страны и во многом определяет ее безопасность. Поэтому власть должна быть заинтересована в соблюдении прав интеллектуальной собственности и интересов государства по освоению этой собственности в качестве нематериального актива.

К сожалению, вопрос этот осложнен тем, что значительная часть общества и, что самое неприятное, политической и экономической элиты России не воспринимает важность целей и способов их достижения в области интеллектуальной собственности и начинает считать, что Россия окончательно проиграла в мировой конкуренции по созданию ликвидных нематериальных активов из интеллектуальной собственности, и нужно обустраиваться в той реальной материальной экономике, куда Россию допустят, то есть среди неразвитых стран, причем по частям. Это обусловлено тем, что политика в России не выполняет своей главной общественной функции - не ставит конкретных целей инновационной деятельности и систематически уходит от ответственности перед обществом за неверные политические решения.

Во многом это обусловлено тем, что в связи с глобализацией инновационных процессов создания интеллектуальной собственности в настоящее время происходит интенсивное международное сотрудничество стран Всемирной организации по интеллектуальной собственности с целью создания соответствующей инфраструктуры, способствующей привлечению инвестиций в создание новых видов интеллектуальной собственности и ее защиты в глобальном масштабе. Отсюда и большая сложность проблемы более жестких взаимоотношений между участниками рынка интеллектуальной собственности, следующих принципам международного разделения труда в мировом инновационном бизнесе, которую российская политическая и экономическая элита не воспринимает.

В любой из стран, успешно осуществляющих инновационную деятельность с целью развития нематериальных активов предприятий и государства в целом на основе интеллектуальной собственности, к финансированию проектов интеллектуальной собственности привлекается помимо государства население этих стран, то есть гражданское общество, заинтересованное в научно-техническом прогрессе своей страны. Так поступают Соединенные Штаты Америки, где практически каждый пятый житель так или иначе участвует в финансировании малого бизнеса, занимающегося созданием интеллектуальной собственности силами, как правило, молодых предпринимателей, через биржи высоких технологий. В Европе финансирование граждан осуществляется через банки, инвестирующие в инновации через межбанковский рынок, хотя только каждый пятнадцатый житель стран ЕС участвует в финансировании инновационных программ. То же самое происходит в Японии, где каждый восьмой житель страны вкладывает свои депозиты в инновации через банки.

Именно результаты труда по реализации инвестиционных программ и их накопления в результате инновационной деятельности служат усилению инновационной позиции страны в мире. Поэтому ближайшей целью интеграции России в мировую инновационную экономику, если власть действительно заинтересована в научно-техническом прогрессе своей страны, могла бы стать настоящая инновационная реформа, понимаемая властью и обществом как важнейшая часть строительства российской экономики, способной занять выигрышную позицию по отношению ко всем инновационным игрокам на мировом рынке.

Инновационная реформа должна заключаться в слиянии интересов глобализации инвестиционного бизнеса стран ВТО и инновационного процесса в России. Первый заинтересован в предоставлении инвестиций с целью получения доходов от инновационной деятельности, а второй- в создании с помощью этих инвестиций высокоинтеллвктуальных технологий и продуктов. Препятствием их нормальных отношений являются разного вида риски. К сожалению, в России - чрезвычайно высокие налоговые риски иностранных инвесторов, связанные с получением высокой добавленной стоимости нематериальных активов в любой сфере экономической деятельности.

К этому следует добавить пассивное поведение государства по отношению к капитализации и коммерциализации ИС. Это поведение должно быть основано на объявлении и осуществлении конкретных мероприятий, способствующих становлению ИС как опорной и приоритетной отрасли народного хозяйства РФ. Согласно этому государство должно вложить в фундаментальные и прикладные исследования по созданию ИС необходимые средства, направленные на финансирование науки и небольших компаний, чтобы они могли доводить результаты фундаментальных исследований до коммерческих продуктов.

Если эта ситуация не будет улучшена в течение ближайших 3 лет, то тогда более целесообразно выносить создание интеллектуальной собственности за рубеж в страны с хорошо поставленной системой минимальных налоговых рисков и защиты прав этой собственности и соответствующей развитой инфраструктурой, что собственно и делают наши конкуренты, успешно привлекая российских специалистов в зарубежные инновационные проекты. Но это противоречит интересам страны.

Попробуем привести в рамках данного доклада далеко не полный список проблем на пути интеграции интеллектуального потенциала России в мировую инновационную экономику и его гармонизации с финансовыми потоками мирового инвестиционного бизнеса.

Во-первых, наблюдается явное несоответствие между интеллектуальным потенциалом страны и финансовыми возможностями бюджета и бизнеса в России. К настоящему времени Россия сохранила свой высокий научно-технический потенциал, но самые дешевые источники финансирования инновационных проектов находятся в Европе и США. Поэтому выгоднее реализовывать проекты там, а не здесь.

Естественно, что западные работодатели учитывают это обстоятельство и резко снижают затраты на реализацию проектов прежде всего за счет оплаты молодых российских исполнителей. Более того, многие работодатели считают, что выгоднее приглашать молодых специалистов в западные исследовательские центры, в этом случае эти специалисты лучше и качественнее работают под полным контролем в сложившихся инновационных коллективах, создающих интеллектуальную собственность. Исключение, например, составляют разработки в области социально-экономической сферы, а также информационных технологий (методами оффшорного программирования), которые можно успешно осуществлять в России с помощью сети ИНТЕРНЕТ, связывающей российские и зарубежные инновационные центры.

В значительной степени дискриминация компетентности российских специалистов на Западе производится из-за отсутствия соответствующих международных сертификатов и аккредитации российских органов сертификации компетентности специалистов в зарубежных странах. Российские сертификаты не признаются на Западе из-за запутанности механизмов сертификации и лицензирования и нарушения основного принципа сертификации человеческого капитала: возрастания компетентности. Это означает, что орган, сертифицирующий компетентность специалиста, должен предоставлять доказательную базу его более высокой компетентности по сравнению с лицом, сертифицируемым в конкретной области деятельности. В свою очередь, орган аккредитации должен подтверждать свою более высокую компетентность по сравнению с органом сертификации и так далее. В России эти функции обычно выполняют чиновники, в компетентность которых трудно поверить.

Во-вторых, всевозможные административные препятствия чиновников различных многочисленных надзорных органов исполнению российскими гражданами своих прав инвестировать в организации, осуществляющие инновационную деятельность. Здесь целый пласт проблем - от достоверности информации о проектах до гарантий государства для вложений граждан в инновационные проекты. Власть должна либо избавиться от ненужных надзорных органов в области инновационной деятельности, либо поставить им новые осмысленные задачи, вместо того, чтобы продолжать разлагать десятки тысяч кадровых сотрудников этих органов. Это в одинаковой мере относится как к инвесторам, так и к исполнителям инновационных проектов.

В-третьих, власти нужно стимулировать развитие рыночных институтов оценки интеллектуальной собственности и ее международной легализации в странах, по крайней мере, входящих во Всемирную организацию по интеллектуальной собственности, Без этого невозможно привлекать инвестиции в инновационную деятельность под обеспечение рисков самой интеллектуальной собственности. Что это означает?

Все страны в условиях глобализации и международного разделения труда усвоили одну важную для инноваций истину: когда я создаю интеллектуальный продукт, он становится моей собственностью. Я могу его оценить у независимого оценщика-эксперта по рыночным ценам, а далее заложить его как нематериальный актив и привлечь благодаря ему дополнительные средства для дальнейшего развития инновационной деятельности. Но для этого необходимо уметь оценить эту интеллектуальную собственность по рыночным ценам и временно передать эту собственность залогодержателю, гарантирующему снижение налоговых рисков инвестора. При этом каждый из оценщиков должен быть экспертом высокой квалификации и иметь европейскую сертификацию, в том случае, если залог из интеллектуальной собственности используется в качестве обеспечения снижения рисков инвестиционного бизнеса в странах ЕС.

Объекты интеллектуальной собственности (ОИС) следует оценивать при внесении стоимости ОИС в уставной капитал, при постановке на бухгалтерский учет в качестве нематериальных активов, при уступке прав на ОИС, при передаче прав на использование ОИС на лицензионной основе, при залоге ОИС, для определения ущерба от несанкционированного использования ОИС, а также в рамках оценки бизнеса.

Таким образом, идет развитие инновационной деятельности, в финансирование которой активно вовлекается как государство, так и гражданское общество. А вовлекается оно потому, что финансовые рыночные институты дают соответствующие гарантии гражданам в том, что их накопления, вложенные в инновационные проекты, будут целы и давать соответствующий доход. Отсюда должен быть развит рынок производных инструментов, конвертирующих перспективы инноваций в банковские и государственные гарантии для граждан, участвующих в финансировании инновационной деятельности.

В-четвертых, нужно совершенствовать налоговую систему, касающуюся интеллектуальной собственности. Обычно в России практикуется способ учета интеллектуальной собственности на балансе предприятия на основе двух механизмов: возмездного или безвозмездного получения этой собственности предприятием от собственника. Это означает в первом случае, что стоимость нематериального актива - это затраты предприятия, в которые могут быть внесены фактически подтвержденные расходы на патентные исследования, оплата труда сотрудников, выполняющих служебное задание, оплата пошлин и так далее. Никаких налогов со стоимости сделок предприятие не платит. Оно платит налог с прибыли за вычетом из налогооблагаемой базы суммы амортизации плюс налог на имущество в размере 2%. Это самый выгодный вариант для предприятий, использующих интеллектуальную собственность. Но негативным моментом здесь является участие в финансировании процессов создания интеллектуальной собственности на всех этапах за счет оборотных средств предприятия и более сложный бухгалтерский учет, требующий высококлассных и дорогостоящих консультантов. Этим объясняется слабое распространение этого варианта приобретения ИС среди российских предприятий, даже среди научных организаций, освобожденных от уплаты налога на имущество.

Во втором случае необходимо просто заплатить налог в 24% от рыночной стоимости переданной безвозмездно собственности (своеобразный вмененный доход) без гарантий возврата этого налога в случае, если на базе этой собственности не могут быть произведены конкурентоспособные продукты, которые принесут предприятию прибыль. За рубежом в этом случае практикуется обложение невысокими налогами на прибыль (5-14%) от использования интеллектуальной собственности. В некоторых странах, в связи с отсутствием свободных оборотных средств, государство освобождает молодых предпринимателей от этого налога с целью стимулирования производства конкретной конкурентоспособной продукции с безвозмездным использованием полученной интеллектуальной собственности. В любом случае государство получает нового добросовестного налогоплательщика и пополнение в свой бюджет.

В дальнейшем предприятие, получившее интеллектуальную собственность на безвозмездной основе, должно начислять на нее амортизацию и переносить стоимость нематериального актива, оцененную независимым оценщиком, на себестоимость продукции. Одновременно, по правилам бухгалтерского учета, на сумму начисленной амортизации увеличивается доход, не облагаемый налогами. Во втором случае предприятиям невыгодно показывать приобретение интеллектуальной собственности, поскольку минимизация налога на прибыль нулевая, и нужно платить сразу за зачисление этой собственности на баланс предприятия, не зная, принесет ли она прибыль.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что государство должно использовать налоги на интеллектуальную собственность не в качестве репрессивного инструмента, а в качестве инструмента стимулирования создания новых видов интеллектуальной собственности и производства на их основе новой конкурентоспособной и качественной продукции. Для этого государство должно объявить налоговую амнистию в части интеллектуальной собственности и разрешить предприятиям (особенно молодым предпринимателям) в течение определенного периода поставить на баланс все выявленные объекты интеллектуальной собственности в качестве нематериального актива без уплаты налога на прибыль, который можно перенести на предприятие, производящее конечную продукцию на основе приобретенной интеллектуальной собственности. В этом случае государство заработает на налогах на имущество гораздо в большей степени, чем теряет сейчас из-за отказа предпринимателей приобретать интеллектуальную собственность.

Фактически сейчас налоговые службы в России занимаются более репрессиями по отношению к молодым предпринимателям (да и к другим поколениям также), осуществляющим инвестиционную и инновационную деятельность, чем содействием развитию инноваций. Они не могут различить обычную коммерческую деятельность от научно-исследовательских работ, связанных с созданием интеллектуальной собственности, которую могут создавать далеко не все предприниматели. По данным Всемирной организации по интеллектуальной собственности в каждой стране процент предпринимателей, способных создавать интеллектуальную собственность как нематериальные активы с высокой добавленной стоимостью, не превышает в среднем 4-8%. Но именно эти предприниматели и создают основную долю добавленной стоимости активов страны.

В связи с неправильной налоговой политикой в России имеется конфликт интересов владельца и управленца ИС. Любой собственник заинтересован в получении прибыли, поскольку это его личный доход. Управленец заинтересован в прибыли далеко не всегда, поскольку ему постоянно нужны оборотные средства, и не хочется платить налог с прибыли. Этим также объясняется нежелание российских предпринимателей применять интеллектуальную собственность для производства новой продукции.

В-пятых, нужно урегулировать отношения между предприятием-исполнителем и заказчиком при распределении и использовании прав на интеллектуальную собственность, созданную за счет средств государственного бюджета. Эта проблема произрастает из незаинтересованности государственных учреждений в наращивании своих активов, поскольку имущество принадлежит государству. В процессе приватизации таких учреждений и превращения их в акционерные общества, они выходят на рынок без такого важного компонента, как интеллектуальная собственность. Доказывать ее происхождение - это дополнительные налоги. Кроме того, это осложняет отношения с иностранными инвесторами.

В-шестых, нужно реформировать отношения между органами власти и инновационным бизнесом, с помощью которых похоронено немало интересных инновационных проектов как в России, так и международного характера. То же относится и к чиновникам муниципального уровня, изменяющим по своему желанию арендные ставки помещений, в которых проводятся научно-исследовательские работы. И таких примеров можно привести великое множество.

К науке нужно в этом смысле относиться бережно, не приравнивать ее к посреднической коммерческой деятельности, а выделить в соответствующий приоритетный сектор экономики, имеющий стратегическое значение для роста конкурентоспособности страны. Для этого необязательно создавать новое Министерство или Агентство науки и технологий. Наука сама может решить многие проблемы финансирования в случае, если гражданское общество будет заинтересовано в этом. И никто из иностранных инвесторов не поверит никаким мероприятиям власти, если сохранится практика уголовного преследования граждан за налоговые нарушения в области инновационной деятельности в соответствии с двумя статьями УК (198 и 199), которыми до сих пор руководствуется налоговая служба РФ.

Достаточно упомянуть в связи с этим, что в странах с успешной инновационной индустрией малый бизнес в инновационной деятельности помимо того, что пользуется многочисленными льготами государства, предоставляет органам надзора всего-навсего одностраничную справку (и даже менее), в то время, как в России нужно представить отчетность в 60-100 страниц (целую диссертацию), то есть столько, сколько представляют лица, занимающиеся коммерческой деятельностью. Естественно, что у молодого поколения нет никакого желания заниматься этим ненужным делом или нанимать для него дорогостоящего специалиста.

Российская власть не желает считаться с тем, что по сути инновационную деятельность нельзя причислять к коммерции, поскольку она изначально не может приносить большие доходы, тратит полученные средства на собственное развитие. При этом надзорные органы слабо используют для контроля возможности сети ИНТЕРНЕТ, через которую нужно осуществлять пересылку всех необходимых документов бесплатно, а не стоять в очередях у чиновников. Тем самым российская власть, уйдя из государственного финансирования инновационных проектов, оставила научному сообществу множество проблем. Фактически в лице различных ведомств она ставит рогатки созданию самостоятельными организациями, в том числе и малым бизнесом, интеллектуальной собственности, облагая ее неимоверными налогами, трудностями составления отчетности, заставляя разработчиков проектов бессмысленно бегать по кабинетам чиновников многочисленных ведомств, терять значительное время и средства на поддержание отношений с административными органами, для чего руководитель проекта должен держать в штате значительный персонал.

К этому следует добавить то, что самые значительные потери в этом случае несет малый бизнес, в основном создающий новейшие инновационные решения, способные быстро найти применение в экономике страны. В странах ЕС и в США малый бизнес, в значительной степени осуществляемый молодым поколением страны, - преобладающий среди других инновационных институтов, создающий и реализующий инновации в области высоких технологий, практически не знает вышеозначенных проблем в отношениях с административными органами. Поэтому там сильна динамика развития инноваций, снижаются издержки и риски этого вида деятельности. Но если тот бизнес попытаться связать с аналогичным российским бизнесом, то получится полный конфуз из-за действий российских чиновников, возникнут высокие риски, препятствующие потоку инвестиций в российские инновационные центры.

Таким образом, инновационная деятельность во многом определяется отношением к ней государства. Отношение, которое власть России проявляет к этому специфичному виду деятельности, снижает конкурентоспособность экономики, вовлеченность в нее молодежи, отбрасывает страну на обочину инновационного бизнеса.

В то же время крупный бизнес России весьма своеобразно проявляет свое отношение к инновациям. Куски интеллектуальной собственности, которыми управляют представители крупного бизнеса, размещая свои вложения в иностранные, пусть не столь привлекательные активы за рубежом, имеющие мало общего с интересами страны, стремясь угодить своим фактическим внешним хозяевам, не нуждаются в инновациях российских ученых и специалистов. Практически все полученные в результате инноваций продукты меняют свою национальную принадлежность и носят марки зарубежных фирм.

Российских ученых и специалистов привлекают только в том случае, если иностранный партнер российского предпринимателя заинтересован в этом, а последний проявляет завидную активность, стремясь быть вхожим в иностранный капитал. При этом безопасность и конкурентоспособность экономики страны учитывается в последнюю очередь или не учитывается вообще. Видя это население неохотно платит налоги (в России платит только каждый второй), чтобы пополнить бюджет, включая и статьи расходов на инновации, и не участвует в реформах, касающихся экономики и инновационной деятельности.

К этому следует добавить высокий уровень коррупции в России, несущий для инноваций значительные фундаментальные риски. Коррупция охватывает как бизнес, способный инвестировать в инновации, так и власть среднего уровня. Практика мирового инновационного сотрудничества показывает, что значительных успехов можно достичь, если государство ведет себя как корпорация, эффективно борющаяся с внутренними злоупотреблениями и махинациями своих менеджеров (чиновников). Такая корпорация заинтересована в инновациях как средстве своего развития. И ее не нужно убеждать в необходимости создания рыночных инновационных институтов, как нерадивых государственных чиновников РФ.

Для государства, стремящегося развивать инновационную деятельность, является характерным использование при разработке стратегии многочисленных видов процессных моделей предотвращения махинаций с инновационными проектами. Подобная модель должна применять наиболее эффективные механизмы и методы регулирования прозрачности инновационных проектов, перевод их в плоскость корпоративной, интегрированной в мировую инновационную экономику структуры с созданием комфортных условий деятельности со стороны надзорных органов и правоустанавливающих процессов, не исключая прямое бюджетное финансирование с покупкой государством соответствующих нематериальных активов в тех нишах, куда бизнес идет неохотно, но которые необходимы для социально-экономического развития страны.

В значительной степени эффективность инновационной деятельности в стране повышается с внедрением систем менеджмента качества (СМК) и безопасности во всех инновационных рыночных институтах. Это позволяет запустить полноценные механизмы снижения рисков, снять многие препятствия на пути международного сотрудничества в инновационной сфере экономики и поднять заинтересованность инвестиционного бизнеса во вложениях в инновации.

Внедрение в экономику систем менеджмента качества позволит эффективно вписаться в общемировые процессы производства конкурентоспособной продукции и защитить свой потребительский рынок от иностранной конкуренции. При этом, если руководители предприятий и молодые предприниматели считают, что могут обойтись без этих нововведений и формализации интеллектуальной деятельности в хозяйственном обороте - возможно они просто не умеют работать с этими инструментами и им следует обратиться к высококвалифицированным консультантам. Иначе они окажутся в положении своих коллег стран Восточной Европы, вытесненных из своего бизнеса иностранными конкурентами.

Если в условиях вызовов глобализации власть не предпримет энергичных шагов в направлении роста конкурентоспособности экономики на основе роста добавленной стоимости нематериальных активов на основе ИС, то проводимые в стране реформы окажутся ненужными и не востребованными обществом, а граждане России будут предпочитать свои личные накопления держать в иностранной валюте или под матрасом. Людям любого поколения проще перестать зарабатывать себе на жизнь и просить подачки у власти, обменяв достаток на спокойную жизнь. Но тогда у власти РФ появляется уйма проблем выживания страны в этом не простом мире и роста опасности кризисов в российской экономике с переходом из состояния подъема в состояние спада.

Нужно сделать все для того, чтобы этого не случилось.


 

 Последние поступления

Поиск на сайте

Направить запрос

Абонементное обслуживание

Главная страница        >> Инвестиционная политика и наукоёмкое производство Материалы 2003 - 2004 г.г.

Наверх