Совместный проект по увеличению эффективности работы предприятий
Тематические издания
Получение и продвижение информации
Тематические выставки
Новости
г. Форум "Передовые технологии России" Подписка на новости Поиск на сайте
НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ, ДОСТУПНЫЕ ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ, ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫХ В СИСТЕМЕ АБОНЕНТСКОГО ОБСЛУЖИВАНИЯРегистрация...

Практика коммерциализации интеллектуальной собственности

Главная страница        >> Инвестиционная политика и наукоёмкое производство Материалы 2003 - 2004 г.г.

В.И. Кириченко     директор фирмы "ЛИЦЕНЗИНСЕРВИС", представитель ФГУП "Лицензинторг"

Поставленные Президентом задачи удвоения в короткие сроки валового внутреннего продукта, возрождения России как одной из ведущих индустриальноразвитых стран неотделимы от формирования и развития российской инновационной системы, включающей в себя вопросы, связанные с введением в хозяйственный оборот и коммерциализацией интеллектуальной собственности.

Как представитель внешнеэкономической организации, специально созданной решением Правительства СССР в 1962 г. для осуществления технологического обмена на коммерческой основе и осуществившей за годы своего существования несколько тысяч коммерческих сделок по продаже отечественных разработок за границу и приобретению новейших иностранных технологий для нужд народного хозяйства громадной страны, хотел бы остановиться именно на вопросах международного технологического обмена на коммерческой основе. Именно на коммерческой основе, а не в порядке осуществления научно-технического сотрудничества.

К сожалению, оформление передачи прав на отечественные объекты интеллектуальной собственности иностранному партнеру в рамках договоров о научно-техническом сотрудничестве, особенно договоров, заключаемых без патронажа Минпромнауки, зачастую не учитывает интересы российской стороны. Во-первых, не всегда определен в стоимостном выражении "интеллектуальный" вклад каждой из сторон на начало сотрудничества. Во-вторых, не определен механизм "выравнивания" этих вкладов сторон (мы полагаем, что наиболее эффективным является механизм традиционного лицензионного соглашения). В третьих, часто отсутствует четко прописанный механизм патентования как "собственных" объектов интеллектуальной собственности сторон, так и результатов, полученных совместно. В четвертых, не прописывается механизм коммерческого использования совместно полученных результатов сотрудничества и распределения между сторонами доходов от такого использования.

Было бы неправильно не отметить роль Минпромнауки при решении этих проблем. В рабочих группах смешанных российско-иностранных комиссий по вопросам научно технического сотрудничества, где деятельность российских частей этих групп осуществляется под руководством Минпромнауки, вопросам защиты интеллектуальной собственности, которая существовала у партнеров до начала сотрудничества и возникла в его результате уделяется большое внимание.

Продажа за границу прав использования объектов интеллектуальной собственности.

В публикациях в прессе, Интернете неоднократно отмечалось, что существующая инновационная система не соответствует требованиям эффективной коммерциализации отечественной интеллектуальной собственности, использования новейших зарубежных технологий, привлечения инвестиций для финансирования инновационных программ, в первую очередь, в базовых и оборонных отраслях промышленности, и не отвечает задаче возрождения России. По данным Минпромнауки, только 11% промышленных предприятий осуществляют разработку и освоение инноваций.

Среди российских владельцев интеллектуальной собственности утвердилось мнение, что причиной "невостребованности" отечественных изобретений является отсутствие «механизма продвижения российских изобретений на рынок». "Механизм продвижения" - только одна из причин. К сожалению, вызывает сомнение декларированная несколько лет назад "российская интеллектуальная собственность стоимостью 400 млрд. долларов".

На чем основано это сомнение? Во времена СССР своеобразной "лакмусовой бумажкой" конкурентоспособности отечественной разработки на внешнем рынке являлось сито так называемой комиссии по патентованию Госкомизобретений. Туда, "отфильтрованные" в патентно-лицензионных отделах сначала НИИ и КБ, а затем министерств и ведомств, стекались со всей страны предложения по патентованию отечественных изобретений за границей за счет бюджета. После принятия комиссией рекомендаций о патентовании за границей, в большинстве случаев, с пометкой "для продажи лицензии", в государственный план включалось задание по поступлению валюты от продажи лицензии на соответствующую разработку, а само плановое задание по большинству разработок передавалось на исполнение в Лицензинторг.

Так вот, несмотря на выполнение плановых заданий по "качеству", т.е. по объемам поступления валюты вообще, по количеству это выполнение составляло 1-3 проданных лицензий на 50-100 отобранным для продажи. Т.е. международный рынок не востребовал все предложенные ему российские технологии, запатентованные за рубежом за счет государства. Т.е. тезис отечественных разработчиков, что одной из причин сдерживания продажи отечественных технологий за границу является отсутствие сегодня средств на зарубежное патентование, не совсем основателен.

Кроме того, даже если существует перспективная разработка, но нет ее внедрения в производство, ее «технологическое» оформление, т.е. доведение до промышленного производства может потребовать столь значительных средств и времени, что сделает саму продукцию либо запоздалой, либо неконкурентоспособной. А механизмы инвестирования в столь рисковый бизнес инновации на основе отечественных разработок у нас в стране пока недостаточно развиты.

Итак, что касается упоминавшегося выше «механизма продвижения», полагаем, что важен скорее всего не "механизм", а система, обеспечивающая работу "механизма", одинаково выгодная для владельца интеллектуальной собственности, для инвестора и, в конечном счете, для государства.

К нам в ЛИЦЕНЗИНТОРГ довольно часто обращаются российские владельцы прав интеллектуальной собственности с просьбой защитить их интересы, ущемленные, по их мнению, в процессе реализации заключенных ими самостоятельно лицензионных соглашений с иностранным партнером.

Один из французских коллег, участников одной из рабочих групп по научно-техническому сотрудничеству, очень образно определил понятие соглашений: "объединение эмоций (российских) со здравым смыслом (имелось в виду, привносимым иностранной стороной)".

По понятным причинам я не буду называть конкретных разработчиков и иностранные фирмы, но поверьте, что за сказанным стоит грустная реальность. Построив соглашение на российских "эмоциях", облеченных в "здравый смысл" текста, подготовленного иностранной стороной с использованием, мягко говоря, юридической недальновидности российского партнера, российский разработчик, несколько небрежно подойдя к формулировкам соглашения, потерял (а вместе с ним и Россия) права на свои собственные разработки.

По нашему мнению, причина этого - ментальность отечественных разработчиков. Исходя из многолетнего опыта работы с ними, можно разделить ее на 2-е категории.

Первая - "ослепленность" уникальностью своей разработки. Например, изобрел новую гайку, прикинул, в каком количестве в мире используются гайки вообще при изготовлении машин и механизмов, перемножил стоимость одной гайки на это количество - сумма фантастическая! Я немного утрирую, но, в принципе, подход изобретателей из первой категории к своему детищу именно такой. А нужна ли эта гайка рынку, изобретателя "первого" типа не интересует.

Вторая категория. Создав что-то уникальное, из-за многих лет запретов, секретности, сложностей с внедрением, при возникновении интереса со стороны иностранного партнера - восторг от признания его изобретения и готовность передать именитому иностранному партнеру права на свое детище. Пусть даже на самых невыгодных для себя условиях, которые фиксируются в юридически безупречных документах, составленных иностранным партнером. Главное - его изобретение нашло признание. Это потом, когда состояние эйфории пройдет, придет разочарование, чувство того, что тебя, вернее твои права на твою интеллектуальную собственность, скажем так, недостаточно оценили, хотя предварительно, по мнению российского разработчика, обсуждалось и имелось ввиду совсем другое. Вот тут и вспоминают про специалистов лицензионной торговли и обращаются к ним за помощью. Но "поезд", к сожалению, очень часто уже ушел.

Кроме того, при составлении соглашений о сотрудничестве или лицензионных соглашений важную роль играют вопросы, связанные с патентованием объектов интеллектуальной собственности, созданной российской стороной. По известной причине - отсутствие средств на патентование, российский партнер часто передает право на патентование своей интеллектуальной собственности иностранному партнеру. Если лицензионное соглашение четко определяет порядок такого патентования, проблем не возникает.

Например, в свое время, по нашему лицензионному соглашению с фирмой "Текнип" ей были переданы права на патентование российской интеллектуальной собственности. Но в лицензионном соглашении были четко определены принципы восстановления у российской стороны, в случае необходимости, прав патентообладания. Когда такая необходимость у нас возникла, российская сторона восстановила свои права на владение патентом.

Вопросы обеспечения конфиденциальности. Это не просто обещание сохранять в тайне от третьих лиц определенные виды информации. Но это не одна или две строчки в лицензионном соглашении, а целые разделы, подробно описывающие, что является конфиденциальной информацией, что понимается под ее разглашением, как определяется вина, и какие конкретно последствия для виновной стороны будет иметь разглашение.

При продаже лицензии не бывает мелочей. Например, по оплате российских специалистов, командируемых лицензиаром в страну лицензиата для обучения его специалистов, передачи ноу-хау и т.п. В заключенных самостоятельно лицензионных соглашениях разработчиками 2-го типа (см. выше) зачастую эти условия даже не упоминаются. А ведь существуют соответствующие нормы (оплата лицензиатом авиабилетов, страховки, виз, трансфера от аэропорта до гостиницы и места работы и обратно, гостиницы определенной классности, суточных и ставок возмещения). Вопросы урегулирования споров, вопросы приоритетности того или иного языка при рассмотрении споров и т.д. и т.п. Вот неполный перечень вопросов, которые должен решать российский владелец интеллектуальной собственности при продаже прав на свое изобретение.

Есть ли типовые лицензионные соглашения? Есть ли методики расчета стоимости лицензии? Есть ли описания тактики ведения переговоров и порядка разрешения споров? Конечно есть. В том же Интернете. Но... Если у российкого ученого или научного работника есть, например, автомобиль, вряд ли ему придет в голову ремонтировать его самостоятельно или пытаться научиться их ремонтировать, потерпев фиаско на первом, втором (если есть средства) или третьем автомобиле. А вот заниматься не своим делом - продавать лицензии - можно. Дело слесаря - ремонтировать автомобиль, "Лицензинторга" - помогать продавать лицензии на максимально выгодных для отечественного разработчика условиях, обеспечивающих его максимальную защиту, а дело изобретателя - изобретать.

Приобретение прав использования объектов интеллектуальной собственности.

В выступлении основное внимание было уделено вопросам, связанным с защитой, оценкой и передачей прав на объекты интеллектуальной собственности, созданной отечественными учеными. Но инновационный процесс не может основываться только на своих собственных разработках, не может не использовать достижения мировой науки и техники. А здесь возникают прямо противоположные проблемы - необходимость обеспечить получение наибольших прав, гарантий воспроизводимости технологий и предотвращения претензий третьих лиц при наименьших затратах. В условиях рынка сам инвестор должен определять, что ему выгоднее: осуществлять инновации на основе отечественных технологий или иностранных. Но это тема уже другого круглого стола, который, может, и состоится в рамках обсуждения проблем становления инновационной системы, отвечающей поставленной задаче - укреплению индустриальной мощи России.

В заключение я хотел бы проинформировать, что Государственное предприятие ВО "Лицензинторг" решением правительственных органов преобразовано в Федеральное государственное унитарное предприятие "Лицензинторг", одной из основных задач которого помимо осуществления традиционного технологического обмена на коммерческой основе является инновационная и венчурная деятельность, которая предполагает как участие в существующих фондах, так и образование подобных структур со 100% российским капиталом, участниками которых будут российские банки и некоторые финансово-промышленные группы.


 

 Последние поступления

Поиск на сайте

Направить запрос

Абонементное обслуживание

Главная страница        >> Инвестиционная политика и наукоёмкое производство Материалы 2003 - 2004 г.г.

Наверх